Непал

Аннапурна. Базовый лагерь. Часть вторая.

Горные вершины

-А где здесь остановились русские, не знаете?
-Которые собираются на Южную Аннапурну? У них палаточный лагерь минут пять отсюда.

Несколько палаток, отдельно кухня.

Лагерь

Отдельно даже туалет.

Туалет

Над лагерем возвышается русский флаг. Место стоянки камчаткой экспедиции.

На встречу выходит дружелюбный непалец. Здесь на самом деле лагерь русской группы, на самом деле завтра старт на восхождение. Сейчас земляки в горах, готовятся. Но вернутся скоро – он видел, как они уже повернули и идут в обратном направлении. Мне предлагают чай, но сидеть на месте и ждать не могу.

-Вернусь позже, не говорите обо мне, пожалуйста. Будет сюрприз.

Базовый лагерь Аннапурны находится на высоте 4130 метров. Несколько гестхаусов, пару лавочек с фантастичной панорамой, распивая чай на которых, понимаешь, что находишься выше уровня движения обычного вертолета.

Площадка со скамейкой

Но лавочки и вертолеты – это понятно, это знакомо, а вот площадка для волейбола… Или даже не так. А вот непальцы, которые играют на этой площадке в волейбол…

Игровая площадка

Я обхожу окрестности. У меня нет сил идти далеко, взбираться на очередное возвышение, как делают некоторые, только что поднявшиеся, путешественники. Я просто гуляю.

В очередной раз отказываюсь от виски. Опять мои корейские друзья, и опять виски. Поняв, что пообщаться со мной полноценно не могут, они теперь просто предлагают выпить, снабжая это регулярным возгласом «русская».

Выпьем?

Я съела с ними за компанию яблоко. Лучше пойду в лагерь к землякам.

- Здравствуйте, я вас жду, – я сидела у палаток и наблюдала, как две точки спускаются с горы, приближаются и становятся вполне различимыми людьми.
- Здравствуйте! Значит, русская. Откуда?
- С Камчатки, как и вы!
- Не может быть!

Виталий и Саша из Петропавловска-Камчатского. Двое русских и команда непальцев. В лагере уже несколько дней. Акклиматизируются, готовятся. Вчера вместе с непальским руководителем экспедиции вешали молитвенные флажки. Завтра в путь. Их цель -7219 метров. Вершина Южной Аннапурны.

Флажки

Мы пьем вкусный чай, согреваемся. Говорим о Камчатке, о Непале, о мире. Несмотря на солнце, дует достаточно промозглый ветер. На мне уже тулуп камчатского спасательного отряда.
Я так много хочу спросить, еще больше рассказать, поделиться. Но говорить я не могу. Я пытаюсь слушать историю ребят, но слышу только стук в висках.

- Ребята, я пойду. Полежу. Странно себя чувствую. Я приду через часик, ладно? У меня так много вопросов…

Надо бы лечь. Наверное, достать спальник и лечь. Нет, посижу. Сейчас все пройдет. У меня ничего не болит, но голова как-то странно сжимается. И желудок.
Зашел гид. Что он так на меня смотрит?

- Что у тебя болит?
- Да, ничего…

Опять сижу. Проходит время, не знаю сколько. Опять гид:

-Идем вниз, тебе плохо!
-Мы же ночуем здесь. Завтра надо встречать рассвет.
-Идем вниз, тебе плохо.
-Мне неплохо. Просто голова стучит, и живот, и я не знаю…
-Собирай вещи.

Оборачиваюсь на свой рюкзак и вдруг ясно осознаю, что физически не могу его собрать, и не уверена, что могу встать.
Тело ватное. В нем нет усталости, есть полное отсутствие сил. Как будто меня отключили от сети.

«Вот ты какая! Горная болезнь»
«Надо спускаться вниз. Что-то со мной не то. Что-то не то. Не лучшее место проверять, что будет дальше»

-Ты все еще сидишь? Уже столько времени прошло. Мы идем вниз. Точно.

Я испугалась испуганного взгляда моего гида.

Смогла лишь написать записку камчатским друзьям. Это требовало огромных усилий, мои руки забыли буквы, при этом сознание было абсолютно четким…

Начали спуск. Мне не хватило сил проверить, что гид положил в рюкзак, а что забыл. Я могу идти вниз и это мой максимум.

Через час мы уже в лагере Мачапучре.

Горные вершины

- Тебе стало лучше или идем дальше до вчерашней высоты?
- Как мы пойдем дальше, Наран? Темнеет. Пять часов вечера. Солнце скроется уже минут через 20. Идти минимум 1,5 часа по полной темноте?
- Если тебе плохо, идем вниз по темноте.
- Мне нормально. Остаемся здесь. Я не пойду по камням в темноте.

Я села на кровать. Стук в висках. Перед глазами все плывет.

Мы пошли вниз. Назад в Деурали.

Через 30 минут наступила полная темнота. Лишь свет луны и моего фонарика. Неслучайная встреча с корейскими ребятами сейчас озаряла наш путь. По камням, вдоль реки, достаточно круто вниз. У гида фонаря нет. Буду считать это его единственным недостатком. История с «хорошестью» не в счет.

Наран – нормальный парень, опытный гид. Этого достаточно. Но он хочет быть «очень хорошим». Я встречала такие истории и дома, и в других странах. Тут не в национальности дело, не в роде деятельности, просто есть люди, которые хотят быть для всех «очень хорошими».

Хотят, чтобы все регулярно убеждались, что они «очень хорошие» и говорили им это. Собственного одобрения мало, надо постоянно слышать извне. И если люди не готовы ежеминутно общаться на тему их бесспорной «отличности», они расстраиваются. Искренне расстраиваются. Не понимают, почему их не ценят и не любят. А полюбить себя, и ценить без мнений окружающих, у них не получается.

Гид взял меня за руку и мы шли вниз. Он – хороший парень, почему постоянно ищет доказательства?

Мне было страшно. Очень неуютно спускаться под звуки темноты. Я вычеркивала из памяти картинки зверей, которые водятся в этих краях и активны по ночам. Я просто шла. Молча шла. С каждым шагом уходила моя сонливость и появлялись силы. По прямой дороге я могла бы уже бежать. Я совершенно не устала.

Мы вышли из деревни Деурали в 7 утра, а вернулись в 8 вечера. За день мы поднялись наверх, в базовый лагерь, провели там около трех часов и спустились. На всю деревню была одна свободная комната. Для меня.

Проснулся нормальный аппетит, проснулось чувство глубокой благодарности к корейцу за отремонтированный фонарик, и чувство понимания к гиду. Все же хочет быть человек «очень хорошим». Каждый решает сам…

А мне довелось познакомиться с горной болезнью. Не ожидала. Мы никогда не думаем, что именно с нами что-то может быть. Я не посмотрю рассвет наверху и почему-то этому рада…

Рада, что послушала себя, пошла вниз, не стала глушить таблетками, как делали соседи по комнате. Я увидела, пропустила, почувствовала то, что лично мне было надо в этот день. То ради чего я шла. Я знаю это. Я ничего не пропустила, я обрела. А общепризнанное «должна посмотреть рассвет в базовом лагере»…

Мне, даже, в Непале приходится слышать что-то вроде:
- Ты же писатель! Ты должна поехать на этот фестиваль. Прыгнуть с парашютом. Рассказать об этом, рассказать о том. Жить и писать в домике на горе одна, ты же писатель!

Я, вправду, пишу. И поводы для творчества у меня никогда не закончатся ибо «что кому я должна в этой жизни» моя любимая тема.

И рада быть должной маме, которая никогда ничего с меня не требует. Понимает и принимает такой, какая я есть.

Так еще я должна соседу: «Когда ты наконец выйдешь замуж?». Друзьям рассылать ответы на одинаковые безличные поздравления через «Одноклассники». Владельцу отеля – вести себя нормально. Сугубо в его рамках «нормально», потому что он уверен, что ими все ограничивается. Вернее, даже не нормально – а понятно. Я для всех должна вести себя понятно.

И еще – я должна не тыкать другим людям, что они должны делать. Это неприлично. В мои-то годы – так, вообще, бессовестно.

Кстати, в 26 лет - я не должна быть писателем. Что я могу знать? О жизни, об отношениях?

Сейчас я уже закрою свой блокнот. Надо идти спать. Завтра опять день, опять по горам-холмам. Пять дней на обратную дорогу - по другому пути. Но, с этой минуты я больше никому ничего не должна. Вообще. Только себе. Делать все с душой. С желанием.


Большое спасибо Олесе Новиковой (alishha) - alishha.livejournal.com за предоставленный материал, по ссылке вы также можете найти и другие рассказы данного автора.



Write a comment

  • Required fields are marked with *.

If you have trouble reading the code, click on the code itself to generate a new random code.